СТРАХ ИЛИ РАЗВИТИЕ?

Потребности Маслоу распределил по мере возрастания, объяснив такое построение тем, что человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока нуждается в более примитивных вещах. В основании — физиология утоление голода, жажды, сексуальной потребности и т. Ступенью выше разместилась потребность в безопасности, над ней — потребность в привязанности и любви, а также в принадлежности какой-либо социальной группе. Следующая ступень — потребность в уважении и одобрении, над которой Маслоу поставил познавательные потребности жажда знаний, желание воспринимать как можно больше информации. Далее следует потребность в эстетике жажда гармонизировать жизнь, наполнить ее красотой, искусством. И наконец, последняя ступень пирамиды, наивысшая, — стремление к раскрытию внутреннего потенциала она и есть самоактуализация. Важно заметить, что каждая из потребностей не обязательно должна быть утолена полностью — достаточно частичного насыщения для перехода на следующую ступень.

По направлению к психологии бытия

Маслоу один из основателей гуманистической психологии"На подступах к психологии бытия" есть интересная глава про потребность в знании и страх познания. Согласно пирамиды потребностей А. Маслоу познавательные потребности уступают только двум ещё более высшим потребностям: Меня заинтересовали мысли в этой главе, так как люблю познавать мир и мне интересен взгляд на этот феномен с точки зрения А. Маслоу и частично гуманистической психологии.

Психология и педагогика не могут существовать, не опираясь на знание о психике и Педагог же обязан знать не только особенности правильного . в том, что данная потребность или проблема является вопросом именно обучения. при этом никакого дискомфорта или страха перед неизвестным. 6.

ВВЕДЕНИЕ В этой главе я попытаюсь сформулировать позитивную теорию мотивации, которая удовлетворяла бы теоретическим требованиям и вместе с тем соответствовала бы уже имеющимся эмпирическим данным, как клиническим, так и экспериментальным. Моя теория во многом опирается на клинический опыт, но в то же самое время, как мне представляется, достойно продолжает функционалистскую традицию Джеймса и Дьюи; кроме того, она вобрала в себя лучшие черты холизма Вертхаймера, Гольдштейна и гештальтпсихологии, а также динамический подход Фрейда, Фромма, Хорни, Райха, Юнга и Адлера.

Я склонен назвать эту теорию холистическо-динамической по названиям интегрированных в ней подходов. За отправную точку при создании мотивационной теории обычно принимаются специфические потребности, которые принято называть физиологическими позывами . В настоящее время мы стоим перед необходимостью пересмотреть устоявшееся представление об этих потребностях, и эта необходимость продиктована результатами последних исследований, проводившихся по двум направлениям.

Мы говорим здесь, во-первых, об исследованиях в рамках концепции гомеостаза, и, во-вторых, об исследованиях, посвященных проблеме аппетита предпочтения одной пищи другой , продемонстрировавших нам, что аппетит можно рассматривать в качестве индикатора актуальной потребности, как свидетельство того или иного дефицита в организме. Концепция гомеостаза предполагает, что организм автоматически совершает определенные усилия, направленные на поддержание постоянства внутренней среды, нормального состава крови.

Кэннон [4] описал этот процесс с точки зрения: Очевидно, что этот перечень можно расширить, включив в него другие минералы, гормоны, витамины и т. Проблеме аппетита посвящено исследование Янга [16, 17], он попытался связать аппетит с соматическими потребностями. По его мнению, если организм ощущает нехватку каких-то химических веществ, то индивидуум будет чувствовать своеобразный, парциальный голод по недостающему элементу, или, иначе говоря, специфический аппетит.

Вновь и вновь мы убеждаемся в невозможности и бессмысленности создания перечней фундаментальных физиологических потребностей; совершенно очевидно, что круг и количество потребностей, оказавшихся в том или ином перечне, зависит лишь от тенденциозности и скрупулезности его составителя. Пока у нас нет оснований зачислить все физиологические потребности в разряд гомеостатических.

Желания знать и понимать

Кричащие, волнующие и таинственные симптомы классических неврозов здесь отсутствуют. Когнитивная психопатология слаба, едва различима, ее легко не заметить или спутать с нормой. Она не привлекает внимания. Следствием этого является то, что у великих создателей психотерапии и психодинамики Фрейда, Адлера, Юнга и др. Шильдер — единственный из известных мне крупных психоаналитиков, в чьих работах любознательность и процесс познания рассматриваются динамически[8].

Основана на том, что руководитель имеет возможность наказывать, препятствовать достижению целей и потребностей исполнителей. Они, в свою.

Потребность в безопасности и стабильности обнаруживает себя и в консервативном поведении, в самом общем виде. Большинство людей склонно отдавать предпочтение знакомым и привычным вещам. Мне представляется, что тягой к безопасности в какой-то мере объясняется также исключительно человеческая потребность в религии, в мировоззрении, стремление человека объяснить принципы мироздания и определить свое место в универсуме. Именно эта цель становится самой значимой и самой важной для человека.

Теперь же он терзаем чувством одиночества, болезненно переживает свою отверженность, ищет свои корни, родственную душу, друга. Каждый человек за редкими исключениями, связанными с патологией постоянно нуждается в признании, в устойчивой и, как правило, высокой оценке собственных достоинств, каждому из нас необходимы и уважение окружающих нас людей, и возможность уважать самого себя.

Потребности этого уровня подразделяются на два класса. Человеку необходимо ощущение собственного могущества, адекватности, компетентности, ему нужно чувство уверенности, независимости и свободы. Во второй класс потребностей мы включаем потребность в репутации или в престиже мы определяем эти понятия как уважение окружающих , потребность в завоевании статуса, внимания, признания, славы. Вопрос об этих потребностях лишь косвенно поднимается в работах Альфреда Адлера и его последователей и почти не затрагивается в работах Фрейда.

Комплекс Ионы

Мы обнаружили, что страх познать самого себя зачастую является изоморфным и параллельным страху перед внешним миром. То есть суть внутренних и внешних проблем одна и та же, и они связаны между собой. Поэтому мы и говорим о страхе познания вообще, не делая особой разницы между страхом перед внешним миром и страхом перед миром внутренним. В принципе, такого рода страх является защитной реакцией, в том смысле, что он оберегает нашу веру в себя, самоуважение и самолюбие.

Мы склонны бояться любого знания, которое могло бы заставить нас презирать самих себя, породить в нас комплекс неполноценности или же вызвать у нас чувство собственной слабости, бесполезности, греховности и постыдности наших побуждений.

Несмотря на это, природа тревоги и страха остается загадко психологов. Оказывается, с полной определенностью мы можем знать только одно - все . Знание о том, что человек умрет, оттесняется далеко на периферию заботясь только об удовлетворении своих биологических потребностей.

Моим самым исходным вопросом был вопрос о психопатогенезе. Большинство неврозов вызвано, наряду с другими сложными детерминантами, неудовлетворенной потребностью в безопасности, в сопричастии, в любви, уважении и признании. Это сложное исследование показало, что с преодолением недостаточности болезнь, как правило, исчезает. Эти выводы, которые, кстати, сейчас разделяют многие клиницисты, терапевты и специалисты по детской психологии чаще всего формулируя их иначе , все больше способствуют естественному, непринужденному, спонтанному выявлению потребности посредством обобщения экспериментальных данных такой путь, что касается объективности, лучше прямолинейных, произвольных и преждевременных обобщений, предшествующих накоплению знаний Ниже приводятся характеристики пролонгированной недостаточности.

Речь идет об фундаментальной или инстинктообразной потребности, если: Есть еще две субъективные характеристики, а именно — осознанное или бессознательное желание и чувство обделенности как, с одной стороны, переживание утраты, а с другой — предвкушение. И последнее, к вопросу об определении. Множество проблем, с которыми сталкивались пишущие на эту тему авторы, когда они пытались определить мотивацию и обозначить ее границы, является следствием стремления использовать исключительно бихевиористские, наблюдаемые внешне критерии.

Изначальным критерием мотивации, и поныне приемлемым для всякого человеческого существа, за исключением психологов-бихевиористов, является субъективный критерий. Мотивация — это мое стремление к чему-то, или моя потребность в чем-то, или моя жажда чего-то, или мое желание чего-то, или мое ощущение нехватки чего-то.

Бегство от знания как бегство от ответственности

Главная Случайная страница Полезное: Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4.

никакое знание, никакое напряжение воли не даст мне возможность ощутить И не хочу знать, однако я знаю верный способ удовлетворить мою внезапную Не было долгих сборов, не было потребности в контроле над внутренности страх перед бездной, в которую ты, по собственной воле, влез.

Потребности Живое существо, стремящееся сохранить свое существование, постоянно находится в состоянии тревоги — тревоги перед небытием. Эта тревога толкает существо на поиск путей и возможностей для выживания. Исследовательская потребность является, по сути, одним из определяющих факторов выживания. Ведь чтобы выжить в данной обстановке, надо понять, что способствует выживанию, что следует использовать, а что опасно и чего следует избегать. Такова одна из основных побудительных сил, запускающих познавательно-поисковую активность.

Но у человека не все ограничивается одним лишь стремлением избежать тревоги. Познание само по себе становится одной из важнейших человеческих потребностей. Человек, вместо того, чтобы бороться с тревогой, познает и открывает эти новые возможности, получаея в свои руки штурвал управления собственносй СУДЬБОЙ. Жажда открытий, новизны является базальным желанием человека, а познание — одним из базовых стремлений его.

Это естественное состояние человека, которое может быть развито, если его поощряют. Но оно может быть и подавлено. Детей не нужно учить стремлению исследовать и познавать, утверждает Абрахам Маслоу, в детях можно лишь подавить это стремление. Позже запрет приходит уже и изнутри, когда человек, чувствуя, что стремление к познанию может быть для него опасным, предпочтет покой и безопасность.

Потребность знать и страх знаний

В когнитивных позывах нет той причудливости и страстности, той интриги, что отличает невротическую симптоматику. Когнитивная психопатология невыразительна, едва уловима, ей часто удается ускользнуть от разоблачения и представиться нормой. Она не взывает к помощи. Именно поэтому мы не найдем упоминаний о ней в трудах Фрейда, Адлера или Юнга, этих"столпов" психотерапии и психодинамического подхода.

Выявление знаний, отношения и поведения молодежи в области . начала необходимо узнать, что такое вообще ВИЧ и СПИД, какая разница . Переломить страх людей помогло только время и то, что я до сих пор жив. Вопрос.

Идея о том, что существует страх перед знанием и даже развитием, не принадлежит Фрейду. Хотя он внёс решающий вклад в обоснование наличия такого страха у человека. Впрочем, имеющего общебиологические, а не антропологические корни. От власти над самим собой до власти над миром. В этом смысле познание — есть форма агрессии. Здоровая агрессия возможна только при наличии надёжного тыла. Неважно, у ребенка ли, или у взрослого возникает ощущение тревоги, опасности, естественная реакция у них одинакова — прекратить путь и вернуться в лагерь.

Страх или знание?

Страх знания о самом себе параллелен страху перед внешним миром. Как и многие страхи, этот вид страха является защитным, потому что он защищает нашу любовь и уважение к себе. Вот, теперь таким лозунгом можно и прикрываться — я не хочу ничего о себе знать для того, чтобы не потерять к себе уважение и любовь. Если мы себя не знаем, то, как мы можем сказать, что мы уважаем и любим себя?

эгоизм – потребность, желание получать, как движущая сила эволюционного потребностей, человек захотел наслаждаться знаниями. Нам нужно постоянно пополнять свой запас информации о мире, нам нужно знать всё, . У них меньше страха и беспокойства и больше уверенности.

Если говорить схематично, то в этой бесконечной цепочке выборов, которая и составляет жизнь, выбирать, как правило, нужно между безопасностью или, шире, оборонительной позицией и развитием, и поскольку только тот ребенок не нуждается в безопасности, у которого она уже есть, то мы можем рассчитывать, что выбор в пользу развития сделает ребенок, не ведающий проблем с удовлетворением фундаментальных потребностей. Только он может себе позволить быть смелым. Для того чтобы ребенок был способен сделать соответствующий его природе выбор и развивать его, ему необходимо сохранять субъективные ощущения удовольствия и скуки, как критерии правильности своего выбора.

Альтернативный критерий — это соответствие выбора желаниям другого человека. Когда это происходит, теряется собственно Самость. Это обеспечивает выбор исключительно в пользу безопасности, поскольку ребенок отказывается от веры в свои собственные критерии удовольствия из страха остаться без покровительства, любви и т. В ходе этого процесса окружение родители, терапевты, учителя остается значимым во многих отношениях, несмотря на то, что окончательное решение должен принимать сам ребенок: Таким образом можно примирить друг с другом психологию Бытия и психологию Становления, и ребенок, оставаясь самим собой, может, тем не менее, двигаться вперед и развиваться.

Мы обнаружили, что страх познать самого себя зачастую является изоморфным и параллельным страху перед внешним миром. То есть суть внутренних и внешних проблем одна и та же, и они связаны между собой. Поэтому мы и говорим о страхе познания вообще, не делая особой разницы между страхом перед внешним миром и страхом перед миром внутренним.

В принципе, такого рода страх является защитной реакцией, в том смысле, что он оберегает нашу веру в себя, самоуважение и самолюбие. Мы склонны бояться любого знания, которое могло бы заставить нас презирать самих себя, породить в нас комплекс неполноценности или же вызвать у нас чувство собственной слабости, бесполезности, греховности и постыдности наших побуждений.

Posted on